rumpelsteelskin (rumpelsteelskin) wrote,
rumpelsteelskin
rumpelsteelskin

Categories:

По итогам просмотра фильма Викинг

Фантазия на тему:
Как снимали Викинга
1. В комнате за большим столом сидит Никита Михалков в шлафроке и расписной феске. За его спиной огромный герб России. Входит Федор Бондарчук
Бондарчук: Никита Сергеевич, у меня есть сценарий нового крутейшего блокбастера!
Михалков: Федя, дорогой мой, неужели нельзя спокойно зайти, поговорить о погоде, справиться о здоровье родни, выпить рюмочку лафита… а потом уже начинать о грустном? Ну, хорошо-хорошо, что там у тебя?
Бондарчук: Сценарий патриотического фильма!
Михалков (оживляясь): А вот это уже другое дело! С этого надо было начинать! Что за тема? Великая отечественная, спорт, космос? Или, прости Господи, опять про пришельцев? (Смеётся)
Бондарчук (торжественно): Крещение Руси! Князь Владимир и все такое. Владимир… понимаете? (Подмигивает)
Михалков (после небольшой паузы): А вот тут молодец! Вот это по-нашему! Название хоть есть?
Бондарчук (значительно): Викинг!
Михалков: Вот тебе и на! А почему?
Бондарчук (раздраженно): Никита Сергеевич, это пиар-ход такой. Американцы сняли крутой сериал «Викинги». Его как раз у нас транслируют. Все в восторге. А мы берем, одну букву убираем и – вуаля!
Михалков: А-а! Эти ваши бесовские штучки. Пиар-шмиар. Ну, ладно, бог с тобой. Чего от меня нужно?
Бондарчук (робко): Бюджет…
Михалков (грозно): Чего?!!!
Бондарчук: Денег… государственных… на патриотический проект. Вы же можете попросить. У вас авторитет. А мне не дадут.
Михалков (мрачно): Так. И сколько просить?
Бондарчук (деловито): Миллиардика три, на всякий случай. Больше двух, думаю, все равно не дадут. Один потратим на съемки и пиар, а остальное поделим. Идет?
Михалков: Прыткий какой! Не учи отца… поклоны класть! Ладно, будет тебе бюджет. (После небольшой паузы). Слушай, а кто князя Владимира играть будет? Есть тут у меня один паренёк…
Бондарчук (молитвенно сложив руки): Никита Сергеевич, я очень уважаю Олега Меньшикова, но я вас умоляю…
Михалков: Ладно-ладно. Пошутил я… Ну, с Богом!


2. Крым. Съемочная площадка. На площадке режиссер Кравчук с мегафоном. Рядом с ним продюсер Эрнст. Чуть поодаль переминается с ноги на ногу консультант Петрухин. У него в руках объемистая монография «Хазарский каганат».

Кравчук: Костя, откуда вы взяли этого...? (Кивает в сторону Петрухина)
Эрнст: А что вам не нравится? Блестящий ученый, специалист по хазарам.
Кравчук: Да? А у нас же вроде славяне? Или нет? (Брезгливо листает сценарий)
Эрнст: Я вас умоляю, какая разница? Хазары, славяне, викинги – там же все рядом. (Шепотом) Кроме того Владимир Яковлевич – еврей.
Кравчук: И как это нам поможет?
Эрнст: Если фильм не удастся, свалим все на него. (Поворачивается к Петрухину, милостиво улыбается и делает знак подойти)
Кравчук (яростно листая сценарий): Так, Владимир э-э Яковлевич? Да? Скажите, а вот в Киеве того времени, много было дерьма?
Петрухин: Э-э, ну, теоретически, дерьмо, конечно, было. Скотные дворы, э-э …конюшни.
Кравчук: Константин Яковлевич, я не спрашиваю было ли дерьмо. Я спрашиваю много ли его было? Так что, много?
Петрухин: Думаю, если принять во внимание, что это был крупнейший торговый центр в среднем течении Днепра, то…
Кравчук: Не слышу! Сколько дерьма?
Петрухин (зажмурившись): Если вам угодно – много! Да, много!
Кравчук: Вот! Все сходится!
Эрнст (примирительно): Что сходится, Андрюша?
Кравчук (торжественно): Герман говорил: Дерьмо – это метод! Вы видели Трудно быть богом?
Эрнст (осторожно): И? Что за метод?
Кравчук (мечтательно): Не знаю. Но дерьма должно быть много. У Германа было и у нас будет! Эй, кто там? Размажьте навоз и глину по территории. И пускай массовка в нем поваляется. Что? Нет… князю валяться не нужно. Пока не нужно…

3. Там же. Сцена осады Киева печенегами. Стук топоров, лязг мечей.
Кравчук: Костя! А чего это у нас контратака такая хилая? Сколько там человек? Двенадцать? Это что вся королевская, то есть княжеская рать? (Смеется) Да и печенегов мягко говоря не орда.
Эрнст: На серьезную массовку в доспехах не хватает бюджета. Все потратили на первые кадры про зимний лес.
Кравчук: Эва! А что у нас зимнего леса мало?
Эрнст: Так то – зимой. А тут в Крыму, в мае снега уже нет. Пришлось лес делать компьютерный. Полностью. Дорого, зато красиво. И потом – это не контратака, а смелая вылазка во главе с воеводой киевским.
Петрухин: Я дико извиняюсь, но зачем воевода идет в бой самостоятельно? Он ведь грек, человек обученный, должен управлять обороной. Это глупо. Не рационально, в конце-концов! А если он, простите, погибнет?
Кравчук: Владимир Яковлевич, вы специалист по хазарам? Вот и не нужно влезать в наши славянские разборки! Это кинематограф, понимаете! Искусство! Может быть мы так видим? Правда, Костя?
Эрнст (уверенно): Определенно!
Кравчук: Воевода не погибнет! Я сказал! Но массовку нужно кем-то подкрепить. Отправьте этого… берсерка!
Петрухин (опасливо) – Одного?
Кравчук: А что у нас их два? Конечно, одного! Я в Might and magic одним архангелом пятьдесят кочевников легко делал! Костя, сколько у нас печенегов? Пятьдесят?
Эрнст (гордо): Тридцать восемь!
Кравчук: Вот! Он справится. А потом пусть героически погибнет. Здорово я придумал? А?
Эрнст: Блестящий ход!
Кравчук (кровожадно): И воеводу потом загасим. Герман говорил: «Великому кино нужен мученик».
(У Эрнста внезапно звонит мобильник)
Эрнст: Да, Анатолий Борисович! Да! Ну, сколько не жалко. Да! Нет, это обязательно. Об этом не беспокойтесь! Значит решено? Договорились!
Кравчук: Что там у тебя?
Эрнст: Радуйся, Андрюша, нам дают денег на банкет в Севастополе!
Кравчук: Супер!
Эрнст: Только Владимир должен применить инновации.
Кравчук: Что?
Эрнст: Инновации. Так они сказали.
Кравчук: Владимир Яковлевич!
Петрухин (испуганно): Да?
Кравчук: Нужны инновации!
Петрухин: Помилуйте, какие инновации?
Кравчук: Не знаю. Вот скажем, если пулемёт?
Петрухин: Андрей Юрьевич, это же девятый век!
Кравчук: Ну, пускай, какой-нибудь античный пулемёт. Максим?
Петрухин: Нельзя!
Кравчук: Никак?
Петрухин: Господи, нет!
Эрнст (компетентно): А если греческий огонь?
Петрухин: Корабли им сжигали, понимаете? А здесь кочевники, на лошадях.
Кравчук: Кстати, а откуда они взялись и почему лица закрыты?
Эрнст: Набрали из крымских татар. Очень бюджетно! А лица закрыты для политкорректности.
Кравчук: Хорошо, значит можно мочить без разбора. Придумал! Горящие колёса! Я видел что-такое в фильме «Призрачный гонщик»!
Эрнст: Гениально!
Петрухин (грустно): Но всадников этим не проймешь!
Кравчук (победно): Самонаводящиеся киевские колеса! (Петрухину) Всё! Молчать! Не перечить. У меня озарение!
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments