Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

озорно и стозевно, обло

(no subject)

Тупая звезда (с купюрами)

Из таверны я вышел на пристань,
Подустав от приморских щедрот.
Мимо шумно сновали туристы
И лукавый портовый народ.

Здесь одни продавали кораллы,
А другие трепангов в развес,
И победное солнце сияло
С беззаботных курортных небес.

В этой праздной толпе многородной
Я внезапно увидел её,
Молодые тугие обводы
Обняло дорогое бельё.

К поцелуям зовущие губы,
А глаза - две вечерних звезды.
Мы народ волосатый и грубый
Не видали такой красоты.

Я решил познакомиться с нею,
И привычно пошел напрямик,
Ненароком какого-то гея
Уронив в придорожный цветник.
дальше страшнее...Collapse )
дальше страшее...Collapse )
озорно и стозевно, обло

много букв

Трыста

Один космополит безродный,
Адепт персидских языков
Сидел в гостях над переводом,
А день прошел и был таков.

Явилась ночь, ушли трамваи,
Метро закрылось до шести.
И переводчик понимает,
Домой пешком ему идти.

Вдоль стен угрюмых автобазы,
И дальше через гаражи,
Где криминальные шлемазлы
Острят немирные ножи.

А после - парк, еще бездомней,
Еще страшнее в парке мгла.
дальше страшнее...Collapse )
  • Current Mood
    artistic
Устал и зол

История с привидениями

Началась эта история, когда я впервые добрался до нового рабочего места.
Здание наше долгое время пустовало. Здоровенный сталинский дом на проспекте некоторое время походил на замок с привидениями. Десять этажей гулкой пустоты, остановившиеся лифты, голые корридоры и только в пристройке теплится жизнь. И жизнь - это мы.
Главный вход был закрыт всю зиму, но вот наступила весна и толстенные дубовые створки в три человеческих роста высотой разъялись со скрипом и скрежетом, являя парадный покой. Я впервые вошел на работу с красного крыльца. Зал был пуст. Меж колонн гулял сквозняк, из высоких окон лился солнечный свет, над головой чуть заметно колебались чудовищные светильни. Я ждал, что вот сейчас, из бокового прохода возникнет призрак советского чиновника в серой шляпе, бесформенном плаще, с прикованным к руке кожаным портфелем. Но ни стенания, ни звона цепей не последовало. И все же, призрак здесь был. Призрак запаха. Свежая выпечка, сдоба, корица, шоколад и еще какой-то едва уловимый аромат, названия которому я незнал. Невозможный, парадоксальный запах, в этом заброшенном храме чернил и бланков. Запах из детства. Такие ароматы иногда приносил апрельский ветер со стороны фабрики "Красный Октябрь". Этот ветер начинал дуть только с приходом весны. Ошеломленный я застыл посреди мраморного безмолвия и долго еще не двигался с места.
Потом мне рассказали, что раньше в подвале здания была кондитерская, но ее закрыли еще при Черненко.